Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре

Одного схематического типа отношений меж городским и сельским популяцией не существует, в особенности в Италии. Нужно потому установить, что значит в современной цивилизации понятие «городской» и понятие «сельский» и какие композиции могут появиться благодаря сохранению устарелых и отсталых форм в общей структуре населения, изучаемого исходя из убеждений его большего Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре либо наименьшего сосредоточения. Иногда оказывается верным тот феномен, что сельский тип является более прогрессивным по сопоставлению с так именуемым городским типом.

«Промышленный» город всегда более прогрессивен, чем деревня, которая органически находится в зависимости от него. Но в Италии не все городка «промышленные» и еще меньше городов приемлимо промышленных. Могут ли «сто Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре» итальянских промышленных городов и население, сосредоточенное в несельских центрах и практически в два раза превышающее французское городское население, свидетельствовать о том, что в Италии уровень индустриализации в два раза выше, чем во Франции? Урбанизация в Италии не представляет собой специфичного явления, порожденного только только развитием капитализма и большой Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре индустрии. Неаполь, который длительное время был более большим итальянским городом и как и раньше остается одним из самых больших городов, не представляет собой промышленного центра; фабричным центром не является даже Рим, самый большой город современной Италии. Все же даже в этих городках средневекового типа есть значимые группы населения Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре современного городского типа — но в каких критериях они находятся? Они подавлены, угнетены, принижены другой частью населения, которая составляет большущее большая часть и не является популяцией современного типа. Такой феномен «молчащих городов».

В городках этого типа меж всеми соц группами существует городское идейное единство, направленное против деревни,— единство, которого не могут избежать Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре даже те из имеющихся там группировок, которые делают более современные штатские функции. Это — ненависть и презрение к «виллану», сокрытый единый фронт против требований деревни, которые, будь они реализован^, сделали бы неосуществимым существование этого типа городов. В свою очередь существует «общая», но никак более упрямая и страстная вражда деревни к городку Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре — к городку в целом, ко всем группам его населения. Это общее отношение, которое в реальности является очень сложным и формы проявления которого снаружи смотрятся очень противоречиво, имело особенное значение в развертывании борьбы в период Рисорджименто, когда оно носило еще больше абсолютный и действующий нрав, которого они лишены сейчас.

1-ое Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре нашумевшее проявление таких бесспорных противоречий следует изучить на примере Партенопейской республики 1799 года. Тогда город был раздавлен деревней, организованной в банды кардинала Руффо, так как республика как на собственной первой, аристократической фазе, так и на 2-ой — буржуазной, с одной стороны, на сто процентов пренебрегла деревней, а с Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре другой стороны, выдвигая перспективу вероятного якобинского переворота — в итоге чего земляные собственники, тратившие доходы от земляной ренты в Неаполе, могли утратить свои владения, что лишило бы широкие народные массы источников их доходов и средств существования,— тем делала неаполитанское простонародье флегмантичным, если не агрессивным. Больше того·, в период Рисорджименто уже проявляется в Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре зачаточной форме историческое отношение меж Севером и Югом как отношение меж огромным городом и большой деревней. Вследствие того, что это отношение не являлось уже обычным органическим отношением меж провинцией и промышленной столицей, а выступало как отношение меж 2-мя необъятными территориями с очень разными штатскими и культурными традициями, это Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре привело к обострению разных сторон и частей государственного конфликта. Для периода Рисорджименто в особенности знаменательным является тот факт, что в моменты политических кризисов инициатива в действиях принадлежала Югу: 1799 год — Неаполю, 1820—1821 годы — Палермо, 1847 год — Мессине и Сицилии, 1847—1848 годы — Сицилии и Неаполю. Другой знаменательный факт заключается в тех особенностях, которые были Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре присущи хоть какому движению в Центральной Италии как промежному шагу меж Севером и Югом. Период народных выступлений (относительно народных) длится с 1815 по 1849 год и добивается кульминационной точки в Тоскане и в папских владениях (Романью и Луниджиану следует всегда относить к Центру). Эти особенности появляются также и в следующее время Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре: действия июня 1914 года достигнули кульминации в неких районах Центра (Романья и Марке); кризис, начавшийся в 1893 году в Сицилии и распространившийся по Югу и Луниджиане, добивается высшей точки в Милане в 1898 году; в 1919 году имели место захваты земель на Юге и в Сицилии, в 1920 — занятие фабрик на Севере. Этот относительный синхронизм и Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре одновременность, с одной стороны, свидетельствуют о том, что уже после 1815 года проявляется относительно однородная политико-экономическая структура, а с другой стороны, демонстрируют, что в моменты кризиса даже самая слабенькая и отдаленная часть страны может действовать первой.

Дела меж Севером и Югом, имевшие нрав отношений меж городом и Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре деревней, могут быть исследованы на базе разных культурных концепций и идеологических позиций. Как отмечалось, Б. Кроче и Дж. Фортунато сначала века стояли во главе культурного движения, которое тем либо другим методом противопоставляло себя культурному движению на Севере (идеализм против позитивизма, классицизм либо классичность против футуризма). Следует выделить тот Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре факт, что Сицилия отличается от Юга также и в культурном отношении: если Криспи — человек северной индустрии, то Пиранделло в общих чертах очень близок к футуризму, Джентиле и философия «актуализма» также очень близки футуристическому движению (понимаемому в широком смысле как оппозиция классическому классицизму, как форма современного романтизма). Различны также структура и Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре происхождение интеллигентских слоев: на Юге преобладает еще тип «пальетта»184, который связывает крестьянскую массу с собственниками и с муниципальным аппаратом. На Севере властвует тип промышленного «техника», который служит связывающим звеном меж рабочей массой и бизнесменами; роль связывающего звена меж рабочей массой и государством делали профсоюзные организации и политические партии, руководимые совсем Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре новым слоем интеллигентов (современные муниципальные профсоюзы — вызывающие систематическое распространение в государственном масштабе соц отношений этого типа очень поочередным образом, каким не могли этого делать прежние профсоюзы,— являются в известном смысле и в известное время инвентарем моральной и политической унификации).

Эти сложные дела меж городом и деревней могут Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре быть исследованы по главным политическим программкам, которые стремились утвердить до прихода фашистов к власти. Программка Джолитти и демократических либералов имела целью сделать на Севере «городской» блок (промышленников и рабочих), который стал бы базой протекционистской системы и усилил бы экономику и гегемонию Севера. Юг был сведен на положение рынка полуколониального сбыта, он стал Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре источником скоплений и налогов, и дисциплина там поддерживалась при помощи 2-ух мер: мерами бесчеловечных полицейских репрессий против всякого массового движения с повторяющимся убийством фермеров185 и полицейско-политическими мерами: индивидуальные подачки сословию «интеллигентов» («пальетта») средством предоставления должностей в административных органах в форме разрешений на безнаказанный грабеж местных учреждений, в Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре форме церковного законодательства, используемого наименее строго, чем где-либо в другом месте, что дает возможность духовенству располагать значимым имуществом и т. д., другими словами включение в «персональном порядке» более активных частей Юга в руководящий муниципальный персонал с особенными «судебными», «бюрократическими» и другими преимуществами.

Таким макаром, соц слой Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре, который мог бы придать организованность проявлению местного недовольства народа на Юге, преобразовывался, напротив, в инструмент северной политики, становился придатком потаенной милиции. Из-за отсутствия управления недовольство не приняло обычной политической формы, и его проявления, выражавшиеся только хаотическим, хаотичным образом, рассматривались в качестве «сферы деяния судебной полиции».

В реальности к этой Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре форме коррупции были причастны, пусть пассивно и косвенно, такие люди, как Кроче и Фортунато, благодаря фетишистской концепции единства.

Не стоит забывать о политико-моральном факторе, каким являлась кампания запугивания. Она была ориентирована против хоть какого, даже самого беспристрастного, изложения обстоятельств противоположности меж Севером и Югом. Следует напомнить выводы, изготовленные на базе Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре опроса Пэ-Серра на Сардинии после торгового кризиса 1890—1900 годов, и уже упоминавшееся обвинение, предъявленное Криспи сицилийским «фашиям» в том, что они продались британцам. Эта форма резкого недовольства единством имела место в особенности посреди сицилийских интеллигентов (следствие сурового крестьянского давления на господскую землю и популярности Криспи в Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре этом районе). Даже совершенно не так давно оно проявилось в выпаде Натоли против Кроче в связи с безопасным намеком на рвение Сицилии отделиться от Неаполитанского царства (см. ответ Кроче в журнальчике «Критика»).

Программка Джолитти была «нарушена» 2-мя факторами: 1) тем, что непримиримые в социалистической партии перебежали под управление Муссолини и Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре начали заигрывать с меридионалистами (свободная торговля, выборы Мольфетта и др.), что приводило к разрушению северного городского блока; 2) введением всеобщего избирательного права, которое расширило невиданным образом парламентскую базу Юга и сделало труднее персональную коррупцию (очень много людей поддавалось безудержной коррупции, и следствием этого было возникновение мацциери).

Джолитти переменил напарника: городской блок Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре был заменен пактом «Джентилони» (либо, лучше сказать, последний был противопоставлен городскому блоку, чтоб предупредить полный разрушение) — блоком меж северной индустрией и сельским популяцией «органической и нормальной» деревни (избирательные силы католиков находились в тех же районах, что и избирательные силы социалистов — они сосредоточивались на Севере и в Центре). Действие Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре этого пакта было всераспространено также на Юг, по последней мере в таковой степени, которая была нужна для «исправления» последствий, вызванных повышением численности избирателей.

Другую программку либо общее политическое направление можно именовать программкой «Коррьере делла сэра», либо программкой Луиджи Альбертини, и отождествить ее с союзом меж частью промышленников Севера (во главе с обладателями Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре текстильных, хлопчатобумажных, шелкопрядильных компаний, экспортерами и, как следует, сторонниками свободной торговли) и сельским блоком Юга: «Коррьере» поддерживала Сальвемини против Джолитти на выборах Мольфетта в 1913 году (кампания, проводившаяся Уго Ойетти), она поддерживала поначалу министерство Саландра, а позже министерство Нитти — 1-ые два правительства, состоявшие из южных муниципальных деятелей186.

Уже расширение Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре избирательного права в 1913 году вызвало 1-ые симптомы того явления, которое получит наибольшее развитие в 1919—1921 годах благодаря политико-организационному опыту, приобретённому фермерской массой во время войны, частичному расколу южного сельского блока и разрыву фермеров, руководимых частью интеллигенции (офицерством во время войны), с большими собственниками, так появляется сардинизм, сицилийская партия Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре реформ (так именуемая парламентская группа Бономи состояла из самого Бономи и 22 сицилийских депутатов) с последним сепаратистским крылом, которое представлялось «Сичилиа нуова»; появляется группа «Ринноваменто» на Юге, состоявшая из фронтовиков, которые стремились организовать областные партии деяния по типу сардинской187. В этом движении самостоятельное значение крестьянских масс изменялось от Сардинии к Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре Югу и к Сицилии в согласовании с организованной силой, престижем и идейным воздействием больших собственников, которые в наибольшей степени организованы и сплочены на Сицилии и, напротив, имеют сравнимо маленькое значение на Сардинии. Также меняется относительная независимость соответственных слоев интеллигенции — естественно, в обратном смысле по сопоставлению с собственниками188.

Чтоб проанализировать социально Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре-политическую роль интеллигентов, нужно вспомнить и разглядеть их психологическое отношение к тем главным классам, которые они приводят в соприкосновение в разных областях. Занимают ли они «отеческое» положение по отношению к производящим классам? Либо они считают, что органически выражают интересы этих классов? Занимают ли они «служебную» позицию по отношению к руководящим Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре классам либо они считают самих себя руководителями, составной частью руководящих классов? В процессе развития Рисорджименто так именуемая Партия деяния занимала «отеческую» позицию, так как ей удалось только в очень малозначительной степени достигнуть контакта меж широкими , народными массами и государством. Так именуемый «трансформизм» является не чем другим, как парламентским выражением Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре того факта, что умеренные на сто процентов впитали Партию деяния и народные массы оказались обезглавленными и не были втянуты в сферу нового страны.

При исследовании главных движущих сил итальянской истории и программных пт, на базе которых нужно изучить и оценить направление Партии деяния в период Рисорджименто, отправной точкой должны Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре послужить дела меж городом и деревней. Схематически можно накидать такую картину: 1) городская сила Севера Италии, 2) сельская сила Юга, 3) сельская сила северо-центрального района, 4) сельская сила Сицилии и 5) сельская сила Сардинии. Оставляя роль «локомотива» за первой силой, следует разглядеть разные «наиболее полезные» композиции, нужные для того, чтоб составить Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре поезд, который более стремительно двигался бы в истории. Меж тем деятельность первой силы началась с разрешения ее собственных внутренних заморочек, заморочек организации, сочленений, нужных для монолитности, заморочек военно-политического управления (Пьемонтская гегемония, дела меж Миланом и Турином и т. д.). Установлено, что если такая сила достигнула определенной степени единства Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре и боеспособности, то она уже «механически» производит «косвенное» управление другими силами. В разные периоды Рисорджименто ясно видно последующее: когда эта сила становится на непримиримую позицию, на позицию борьбы против зарубежного господства, она тем вызывает резкий подъем прогрессивных сил Юга — отсюда относительный синхронизм, но не полная одновременность в движениях Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре 1820—1821, 1831, 1848 годов. В 1859—1860 годах этот историко-политический «механизм» действует с наибольшим эффектом, потому что Север начинает борьбу, Центр умиротворенно либо практически умиротворенно присоединяется к ней, а на Юге правительство Бурбонов рушится от относительно слабенького толчка гарибальдийцев. Это происходит в итоге бурного вмешательства Партии деяния (Гарибальди), после того как умеренные (Кавур) органиЗовали Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре Север и Центр. Это — не то военно-политическое управление (умеренные либо Партия деяния), которое делает относительную одновременность, а сотрудничество (механическое) 2-ух направлений, которые счастливо смешиваются.

1-ая сила должна была, как следует, поставить делему организации вокруг себя городских сил других государственных районов, и в особенности Юга. Эта неувязка была более трудной Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре, осложнявшейся такими противоречиями и такими моментами, которые порождали бурю отрастей (смехотворным разрешением этих противоречий была так именуемая парламентская революция 1876 года57). Но как раз потому ее разрешение было одним из мучительных моментов в государственном развитии. Городские силы в соц отношении являются однородными, как следует, они должны находиться на Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре положении полного равенства. Это было верно на теоретическом уровне, но исторически вопрос вставал по- иному: городские силы Севера стояли, непременно, во главе собственного государственного района, чего не вышло — по последней мере в одинаковой мере — с городскими силами Юга. Городские силы Севера должны были, как следует, добиваться от городских сил Юга, чтоб их Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре руководящая роль свелась к обеспечению управления Севера по отношению к Югу в рамках общих отношений меж городом и деревней, потому что руководящая роль городских сил Юга не могла быть не чем другим, как моментом, подчиненным более широкой руководящей роли Севера. Более резкое противоречие порождалось последующим: городскую Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре силу Юга нельзя было рассматривать как нечто самостоятельное, независящее от городской силы Севера; поставить вопрос таким макаром — означало бы заблаговременно признать существование неизлечимого «национального» разногласия, разногласия настолько сурового, что даже федерация не смогла бы разрешить его. Это было бы равносильно утверждению, что есть разные цивилизации, меж которыми можно было бы Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре выполнить только военно- дипломатичный альянс против общего неприятеля — Австрии (одним словом, единственный элемент солидарности и общности заключался бы исключительно в том, что обе цивилизации имели бы «общего» неприятеля).

Но в реальности существовали только Некие «аспекты» государственного вопроса, а не «все» нюансы и даже не важнейшие. Очень суровым нюансом являлась слабенькая Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре позиция городских сил Юга во отношениях с сельскими силами; эти неблагоприятные отношения проявлялись тотчас в самом реальном руководстве городка деревне. Тесноватая связь меж городскими силами Севера и Юга, которая присваивала вторым презентабельную силу престижа первых, должна была посодействовать этим силам сделаться самостоятельными и приобрести сознание их руководящей роли Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре не просто на теоретическом уровне и абстрактно, а «конкретным» образом, помогая отыскать методы разрешения широких заморочек Юга. Было естественно, что на Юге нашлись сильные группировки, выступавшие против единства; во всяком случае, самую томную задачку надлежало выполнить городским силам Севера, ибо им не только лишь необходимо было убеждать собственных «братьев» на Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре Юге, но поначалу необходимо было уверить самих себя в трудности этой политической системы. Фактически, как следует, вопрос упирался в необходимость наличия сильного центра политического управления, с которым непременно должны могли быть сотрудничать решительные и пользующиеся популярностью люди на Юге и на Островах. Неувязка сотворения единства меж Севером и Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре Югом была плотно сплетена с неувязкой объединения и солидарности в отношениях меж всеми городскими силами цивилизации и в значимой степени заходила в эту делему189.

Сельские силы северо-центрального района выдвигали в свою очередь ряд заморочек, которые городская сила Севера должна была поставить, чтоб достигнуть обычных отношений меж городом и деревней, устраняя Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре способности вмешательства и чуждых воздействий на развитие нового страны. Посреди этих сельских сил следует различать два направления — светское и клерикальное проавстрийское. Клерикальная сила воспользовалась наибольшим воздействием в Ломбардо-Венеции, кроме Тосканы и части Папского страны.

Светская сила имела наибольшее воздействие в Пьемонте (в преломленном виде это Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре воздействие в большей либо наименьшей степени распространялось на остальную Италию); ее воздействие было всераспространено и в легатствах, в особенности в Романье, также в других районах, прямо до Юга и Островов. Верно разрешая эти конкретные дела, городские силы Севера дали бы толчок для разрешения всех схожих заморочек в государственном масштабе.

В отношении Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре всего этого комплекса сложных заморочек Партия деяния потерпела полный провал. Вправду, она ограничивалась тем, что сделала главным принципным, программным вопросом то, что было просто вопросом о политической базе, на базе которой такие трудности были бы сконцентрированы и разрешены в рамках законности,— вопрос об Учредительном собрании.

Нельзя сказать, что потерпела Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре провал партия умеренных, которая стремилась к органическому расширению Пьемонта и которой были необходимы бойцы для пьемонтской армии, а не восстания либо очень большие гарибальдийские отряды.

Почему Партия деяния не поставила земельный вопрос во всей его широте? То, что его не выдвинули умеренные, было естественным: постановка ими государственной трудности добивалась Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре сотворения блока всех правых сил (включая классы больших земляных собственников) вокруг Пьемонта как страны и как армии.

Угроза Австрии разрешить земельный вопрос в пользу фермеров—угроза, которая была осуществлена в Галиции против воли польских дворян в интересах русинских фермеров,— не только лишь вызвала смятение в Италии посреди Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре заинтересованных лиц, определяя все колебания знати (действия в Милане в феврале 1853 года и выражение уважения Францу-Иосифу самыми авторитетными миланскими семьями как раз намедни повешения в Бельфьоре), да и парализовала самоё Партию деяния, которая в этом вопросе придерживалась таких же взглядов, что и умеренные, считая «национальными» знать и собственников Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре, а не миллионы фермеров.

Только после февраля 1853 года Мадзини сделал некие демократические по собственному существу указания (см. «Переписку» этого периода), но он был не способен решительно, конструктивно переработать свою абстрактную программку. Следует изучить линию политического поведения гарибальдийцев в Сицилии в 1860 году, которая диктовалась Криспи: восстания фермеров против баронов были Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре бесчеловечно подавлены и была сотворена антикрестьянская государственная гвардия; обычной является карательная экспедиция Нино Биксио в район Катании, где были сильные восстания. Но необходимо подчеркнуть, что даже в «Заметках» Дж. Ч. Абба содержатся элементы, которые могут показать, что земельный вопрос был той пружиной, которая была способна привести в движение большие массы: довольно вспомнить Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре разговор Абба с монахом, который встречает гарибальдийцев скоро после их посадки в Марселе. В неких новеллах Дж. Верга содержатся художественные описания этих крестьянских мятежей, которые государственная гвардия задушила террором и массовыми расстрелами. Этот нюанс экспедиции «Тысячи» никогда не изучался и не анализировался.

Из-за того, что Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре не был поставлен земельный вопрос, оказалось практически неосуществимым разрешить вопрос о клерикализме и вопрос о агрессивном отношении папы к объединению. С этой точки зрения умеренные оказались более решительными, чем Партия деяния; правда, они не распределили церковное имущество посреди фермеров, но они использовали его для сотворения нового сословия больших и средних собственников, связанных Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре с новым политическим положением, и не поколебались прибегнуть к отчуждению земляной принадлежности, хотя бы только одних конгрегации. Не считая того, политика Партии деяния по отношению к крестьянству парализовалась мадзинистским рвением к религиозной реформе, которая не только лишь не заинтересовывала широкие крестьянские массы, но, напротив, делала их восприимчивыми Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре к подстрекательству против новых еретиков. Перед Партией деяния был пример Французской революции, которая показала, как якобинцам — которым на базе земельного вопроса удалось раздавить все правые партии, прямо до жирондистов, и не только лишь предупредить сельскую коалицию против Парижа, да и прирастить число собственных приверженцев в провинциях — был причинен вред вследствие попыток Отношения между городом и деревней в период Рисорджименто и их место в национальной структуре Робеспьера ввести религиозную форму, которая, но, имела в реальном историческом процессе определенное значение и конкретную конкретность190.


otnoshenie-k-voprosu-ob-uchastii-v-vojne.html
otnoshenie-kak-fenomen-otlichayushijsya-ot-otnoshenij.html
otnoshenie-leksicheskoj-bezekvivalentnosti.html