Отлучение родителей от детей

Отлучение родителей от детей

По-видимому, все семьи вступают в период кризиса, когда детки начинают уходить из дома, последствия же бывают различны. Нередко брак переживает неспокойное время, но равномерно положение улучшается, когда, по мере ухода деток, предки вырабатывают новые дела жизни вдвоем. Они благополучно разрешают конфликты и позволяют детям отыскивать собственных партнеров и делать свою Отлучение родителей от детей карьеру, перейдя в роли бабушек и дедушек. В семье с единственным родителем утрата малыша может быть воспринята как начало старости и одиночества, но эту утрату нужно пережить и отыскать для себя новые интересы. Могут ли предки перенести этот период как часть обычного актуального пути, находится в зависимости от Отлучение родителей от детей суровости испытанной ими утраты, но частично и от вмешательства терапевта в решающее время.

В почти всех культурах отлучение деток и родителей друг от друга сопровождается церемонией, превращающей малыша в нового взрослого. Эти ритуалы инициации докладывают ребенку новый статус и требуют, чтоб отныне предки по другому с ним обращались. В Отлучение родителей от детей Южноамериканском среднем классе таковой ясной границы нет; эта культура не имеет метода объявить, что ребенок стал сейчас самостоятельным взрослым. Этой цели частично служит школьный выпуск, но окончание средней школы нередко представляет только шаг по пути в институт, где длится родительская поддержка. Даже брак–в тех случаях, когда предки Отлучение родителей от детей продолжают поддерживать пару–не определяет ясного отделения и не доставляет церемонии, оканчивающей отлучение.

Время от времени столкновения меж родителями бывают, когда уходит из дома старший ребенок; в других семьях расстройство, по-видимому, усиливается с уходом каждого малыша; а время от времени оно случается, когда уходит младший. В почти всех случаях Отлучение родителей от детей предки, без затруднений переживавшие, как детки уходили один за одним, вдруг испытывают трудности, когда добивается этого возраста определенный ребенок. Обычно в таких случаях идет речь о ребенке, в особенности принципиальном для данного брака. Может случиться, что конкретно через него предки в большинстве случаев общались вместе, либо что этот ребенок причинил им Отлучение родителей от детей особенные заботы, так, что общий уход за ним и беспокойство о нем связывали родителей меж собой.

Трудность, возникающая в браке в это время, может состоять в том, что предки, как находится, не имеют, что сказать друг дружке и не имеют ничего общего меж собой. Время от времени супруги Отлучение родителей от детей начинают ссориться меж собой из-за чего-нибудь, что вызывало ссоры до возникновения малышей. Так как эти вопросы так и не были решены, а просто отошли в сторону после рождения деток, они появляются сейчас вновь. Нередко таковой конфликт приводит к разделению либо разводу–что может показаться катастрофическим после Отлучение родителей от детей настолько длительного брака. Нередко бывает также, в случае в особенности томного конфликта, что кто-либо из супругов грозит убийством либо пробует покончить с собой.

По-видимому, не случаем, что люди в большинстве случаев сходят с мозга–становятся шизофрениками–незадолго до 20 и скоро после 20 лет, когда малыши, как подразумевается, покидают дом и Отлучение родителей от детей оставляют семью в состоянии беспокойства. Шизофрению подростков и другие томные расстройства можно рассматривать, как последние пути, которыми пробуют совладать с трудностями семьи на этой стадии жизни. Если ребенок и предки не могут вынести разлуки, то угрожающее им расставание можно предупредить, если с ребенком случается какая-нибудь неудача. Развив Отлучение родителей от детей у себя расстройство, делающее его социально недееспособным, ребенок остается снутри домашней системы. В таком случае предки могут как и раньше разделять меж собой заботы и разногласия, источником которых является этот ребенок, и им не надо разговаривать вместе без него. Ребенок же может как и раньше участвовать в треугольной Отлучение родителей от детей борьбе совместно с родителями, доставляя им и себе, в виде оправдания всех проблем, свою «психическую болезнь».

Когда предки приводят к терапевту «трудного подростка», тот может сосредоточить на нем внимание и подвергнуть его персональному исцелению, либо госпитализировать его. Если он это делает, предки кажутся более нормальными и озабоченными, а ребенок показывает более Отлучение родителей от детей последнее поведение. Таким макаром, эксперт кристаллизирует семью на этой стадии развития, отметив малыша в качестве «пациента» и принявшись вылечивать его, как такого. При всем этом родителям не приходится разрешать собственный конфликт, чтоб перейти к последующей стадии супружества, а ребенок избавляется от необходимости стремиться к более тесноватым отношениям Отлучение родителей от детей вне семьи. Как достигнуто это соглашение, положение стабилизируется до того времени, пока у малыша не наступит улучшение. Если он становится более обычным и появляется суровая угроза, что он женится либо станет зарабатывать для себя на жизнь, семья тотчас же ворачивается к той стадии, когда ребенок был должен уйти Отлучение родителей от детей из дома, и возобновляются конфликт и разногласие. Реакция родителей на этот новый кризис заключается в том, что они забирают малыша из поликлиники, либо госпитализируют его снова под видом рецидива, после этого семья снова стабилизируется. Так как этот процесс повторяется, ребенок становится «хроническим больным». Нередко терапевт рассматривает делему как столкновение малыша Отлучение родителей от детей с родителями и становится на сторону малыша, представляя его в виде жертвы; этим он делает для семьи еще более проблем. Время от времени случается, что доктор в психиатрической поликлинике рекомендует юному человеку покинуть семью и никогда больше не видеться с нею. Этот подход, естественно, проваливается; ребенок переживает коллапс Отлучение родителей от детей и продолжает свою карьеру приобретенного хворого.

Хотя мы не достаточно знаем о том, как ребенок отделяется от родителей и покидает дом, можно считать, что обе крайности для него вредоносны. Если он покидает свою семью и клянется никогда ее больше не созидать, жизнь его обычно складывается плохо. Если же–в нашей культуре Отлучение родителей от детей–он остается с родителями и позволяет им управлять собственной жизнью, это также плохо кончается. Он должен отделиться от собственной семьи, сохранив с нею связь. Такового равновесия добивается большая часть семей, и к нему стремятся современные терапевты.

Для терапевта, занимающегося домашней терапией, ребенок, предложенный ему в качестве пациента, не составляет Отлучение родителей от детей еще всей задачи: неувязкой является вся домашняя ситуация. Его цель состоит не в достижении взаимопонимания и общности меж ребенком и семьей; он должен сыграть роль церемонии инициации, обращаясь с семьей таким макаром, чтоб ребенок стал двигаться к миру взрослых, а предки научились по другому относиться к нему и друг Отлучение родителей от детей к другу. Если терапевт освободит малыша из семьи и разрешит конфликты, возникшие вокруг его отделения, то ребенок расстанется со своими симптомами и обретет свободу развиваться по-своему.

Когда юноша покидает дом и устраивает свою семью, его предки должны пройти через принципиальное изменение в их жизни–стать бабушкой и дедушкой Отлучение родителей от детей. Время от времени они плохо подготовлены к этому шагу, либо совершенно не подготовлены к нему, если малыши не прошли соответствующие супружеские ритуалы. Они должны научиться быть неплохой бабушкой и неплохим дедушкой, выработать правила роли в жизни собственных малышей и суметь жить наедине вместе в собственном доме. В тот же Отлучение родителей от детей период они нередко теряют собственных родителей и переносят сопутствующую этому скорбь.

Один из качеств семьи, о котором мы больше узнаем, это естественный процесс, облегчающий трудности по мере их появления. Примером может служить возникновение внука. Одна мама произнесла как-то в шуточку, что она рождала каждого последующего малыша, чтоб не попортить Отлучение родителей от детей самого младшего. Мамы нередко чрезвычайно хлопочут о младшем ребенке, а позже им тяжело от него отделиться, когда он стремится к более независящей жизни. Если в этот момент у старшего из деток возникает внук, то этот новый ребенок высвобождает мама от ее собственного младшего малыша и вводит ее Отлучение родителей от детей в новейшую стадию, превращая ее в бабушку. Если представлять для себя естественный процесс таким макаром, то можно осознать, как принципиально сохранение связи поколений. Если юные люди отрезают себя от собственных родителей, они лишают собственного малыша бабушек и дедушек, и сразу затрудняют своим родителям выход из пройденного шага их жизни. Каждое Отлучение родителей от детей поколение сложными методами находится в зависимости от каждого другого поколения, и мы начинаем это осознавать, следя распад семей в наше время стремительных перемен.

Отставка и старость

Когда брачная пара удачно высвободила собственных деток, так, что она меньше занята ими, для нее нередко наступает, как можно считать, период относительной Отлучение родителей от детей гармонии, продолжающийся и после ухода супруга на пенсию. Но время от времени его отставка может осложнить их делему, так как им приходится сейчас быть наедине вместе 20 четыре часа в денек. Часто у супруги развивается в период выхода супруга на пенсию какой-либо больной симптом, и терапевт должен сосредоточить свое внимание не столько Отлучение родителей от детей на лечении задачи, затрагивающей супругу, сколько на облегчении обоим супругам более дружеских отношений меж собой.

Хотя личные чувственные трудности пенсионеров могут иметь различные предпосылки, 1-ое вероятное их разъяснение–это защита кого-нибудь другого. Если, к примеру, у супруги развивалась неспособность открывать глаза, то эту делему диагностировали как Отлучение родителей от детей истерию. При всем этом главное внимание уделялось ей самой и ее стадии жизни. Но исходя из убеждений домашней терапии ее болезнь можно рассматривать как метод поддержки супруга во время кризиса. Неувязка появилась в то время, когда супруг выходил на пенсию, переходил от активной, полезной жизни к чему-то Отлучение родителей от детей, что казалось ему глупым прозябанием. Когда у его супруги развилась болезнь, у него появилось принципиальное дело–посодействовать ее излечению. Он водил ее от 1-го доктора к другому, устроив их актуальное положение таким макаром, чтоб она могла двигаться без помощи зрения, и вообщем занял крайнюю защитную позицию. Его роль в этой дилемме стала Отлучение родителей от детей тривиальной, когда у супруги вышло улучшение: тогда у него развилась депрессия, и он оживлялся только во время рецидивов ее заболевания. Вспомогательная функция заболеваний, приметная в течение всей жизни семьи, настолько же принципиальна, когда пара супругов остается наедине вместе в их старости.

С течением времени, естественно, один из Отлучение родителей от детей партнеров погибает, оставив другого в полном одиночестве, и тот должен отыскать связь с обеими схожими семьями. Время от времени старенькый человек может отыскать для себя полезное дело; но время от времени, во времена перемен, он оказывается просто излишним, так как старики не числятся подходящими в жизни младшего поколения. На этой стадии Отлучение родителей от детей семья сталкивается с трудной неувязкой заботы о старике, либо об удалении его в такое место, где о нем будут хлопотать другие. Это также кризисный момент, с которым нередко нелегко совладать. Но то, каким образом младшие обращаются со старшими, становится прототипом того, как будут обращаться с ними, когда они в Отлучение родителей от детей свою очередь состарятся, так как домашний цикл длится без конца.


Источники материалов

1. «Почему домашняя терапия?»–глава 1 книжки Conjoint Family Therapy, Virginia Satir; Science and Behavior Books, Mountain View, California, 1967. Перевод А.С.Божко под редакцией А.И.Фета.

2. «Низкая самооценка и выбор партнера»–глава 2 книжки Conjoint Family Therapy Отлучение родителей от детей, Virginia Satir; Science and Behavior Books, Mountain View, California, 1967. Перевод А.С.Божко под редакцией А.И.Фета.

3. «Различия и разногласия»–глава 3 книжки Conjoint Family Therapy, Virginia Satir; Science and Behavior Books, Mountain View, California, 1967. Перевод А.С.Божко под редакцией А.И.Фета.

4. «Определение отношений»–материал взят из главы 1 книжки Отлучение родителей от детей Strategies of Psychotherapy, Jay Haley; Triangle Press, Rockville, Maryland, 1990. Перевод Ю.И.Зыряновой.

5. «Контроль в отношениях» – материал взят из главы 1 книжки Strategies of Psychotherapy, Jay Haley; Triangle Press, Rockville, Maryland, 1990. Перевод Ю.И.Зыряновой.

6. «Жизненный цикл семьи»–глава 2 книжки Uncommon Therapy, the Psychiatric Techniques of Milton H Отлучение родителей от детей. Erickson, M.D. by Jay Haley, W.W. Norton & Co., New York, 1973. Перевод А.И.Фета.


[1] В подлиннике «identified patient»–прим. перев.

[2] Warren Brody, “Some family operations of schizophrenia: a study of five hospitalized families each with a schizophrenic member; Arch. of gen. Psychiat., 1: 379-402, 1959, p.391.

[3] Murray Bowen, A Family Отлучение родителей от детей Concept of schizophrenia. In D.Jackson (Ed.), The Etiology of Schizophrenia, p.370; Basic Books, New York, 1960.

[4] В подлиннике «nuclear family»–прим. перев.

[5] В подлиннике «integrate»–прим. перев.

[6] В подлиннике «survival pact»–прим. перев.

[7] В подлиннике «functional» (многофункциональные)–Прим. перев.

[8] В подлиннике «picked on»–«клюют», от пользующегося популярностью термина, изображающего иерархию кур Отлучение родителей от детей.

[9] Salvador Minuchin et al., Families of the Slums; Basic Books, New York, 1967).


otluchenie-roditelej-ot-detej.html
otmechat-godovshinu-vosstaniya-v-den-ashuri-eto-religioznij-obichaj.html
otmechennie-proklyatiem-i-izbrannie.html